Ришат Гилязутдинов: «В наших реалиях нужно уметь «выживать»»

Поделитесь волейболом!

Главный тренер женского волейбольного клуба «Динамо-Казань»  в интервью клубному сайту– о своём приходе в команду, ставке на молодёжь, режиме самоизоляции, трудностях российского чемпионата, прозвищах игроков, театре, созданном Карполем, и о многом другом.

Основная цель была достигнута
– Ришат Сиразутдинович, чемпионат закончился раньше времени, «Динамо-Казань» стало чемпионом. Если бы розыгрыш продолжился, исход мог быть другим?
– Теоретически, да. Нам оставалось провести еще три матча, один домашний, полуфинальный, с командой «Динамо-Москва», и следующие, финальные, в зависимости от того, как прошел полуфинальный, – либо за первое место, либо за третье.
– В конце прошлого сезона вы говорили, что понимали, в команде много молодых игроков, и, если будет длинная серия, результат может оказаться неудовлетворительным. Какие прогнозы делали на концовку этого сезона?
– Команда находилась в оптимальной форме. Единственное, что сказалось отрицательно, – неопределенность с участием в Кубке европейских конфедераций. Мы остановились на этапе 1/4 финала. Сыграли домашний матч с командой «Бусто-Арсицио». Выиграли 3:0. И должны были ехать на ответную встречу в Ломбардию, регион, затронутый коронавирусом. Были куплены билеты, но ситуация менялась не то что каждый день, а несколько раз в течение дня. В итоге в Италию мы не полетели, а вскоре остановили розыгрыш всех еврокубков. На игроков это действовало не лучшим образом: приходилось перекраивать подготовку и к данному матчу, и к последующим матчам чемпионата России. Но в любом случае мы этот момент должным образом пережили. А полуфинальный матч с «Динамо» (Москва) подтвердил, что девочки находятся в хорошей форме.
– Ставка на молодежь, которую клуб сделал в прошлом году, оправдала себя?
– Безусловно. Несмотря на то, что мы не попали в финал чемпионата страны, основная цель была достигнута. Наши молодые игроки выросли, получили игровой опыт, который использовали в этом сезоне. Не для всех девочек в плане физического состояния он сложился удачно, но тем не менее… Прошлый сезон явился плюсом для игроков и для клуба в целом.
– В команде пять игроков 2002-2004 года рождения. Насколько в этом сезоне каждый из них прибавил?
– Отвечу о ситуации в целом. Все игроки прибавляли и прибавляют. К тому же мы несколько оптимизировали работу тренерского штаба с молодыми девочками. Я оцениваю их рост как серьезный.
– Для молодых игроков главное не поймать звезду. Как вы с этим справляетесь?
– Конкретно у меня такой проблемы никогда не возникало. Молодой ли игрок, звезда – мы прекрасно понимаем друг друга. Возможно, потому что всегда присутствует взаимное уважение.
– С кем вам работать легче – с молодежью или опытными игроками с именем?
– С опытными, естественно, легче. С ними гораздо проще выстроить процесс: важно сохранять физическую форму, выйти на определенный уровень, заниматься профилактикой травматизма. И уже в большей степени тактическими схемами. А в работе с молодыми игроками диапазон задач расширяется, и цели другие: обучение, закрепление, совершенствование… Речь идет о развитии физических качеств, функциональной подготовки, той же самой техники, но предварительно работа должна проводиться более тщательно, кропотливо, и она более объемна.
– Вы используете систему «патронажа», когда более опытному игроку поручают поработать с молодым?
– Скорее, нет. Действительно, старшие девочки подсказывают, но больше в тактических моментах или объясняют, что и зачем требует тренер. А физическое и техническое развитие – это дело тренерского штаба.
Наши победы – результат командной работы
– На сайте в новости о том, что контракт с Евгенией Старцевой продлен еще на два года, сказано: многолетний плодотворный рабочий тандем главного тренера и основной связующей нашей команды является одной из причин успехов «Динамо-Казань». В связи с этим вопрос: действительно ли Женя вас понимает с полуслова?
– Я очень доволен, что совместное сотрудничество с клубом «Динамо-Казань» будет продолжаться еще два года… В Женином случае два года. В моем – посмотрим, как получится. (Смеется.) Этот игрок действительно первая скрипка в том оркестре, которым является команда. Мы уже долгое время вместе, но хочу отметить: Старцева постоянно развивается. В течение всех лет совместной работы Женя как связующая делает большие поступательные шаги. Она боец и лидер на площадке. Истинный капитан команды. Хочу подчеркнуть, что наши победы – результат командной работы. Это сплав мотивации и самоотдачи всех игроков клуба. Таких опытных, как Королева, Марюхнич, Подкопаева и др., легионеров и молодежи. Поэтому утверждать, что наш тандем является основой успехов «Динамо-Казань», не стоит, но с тем, что это один из факторов, я согласен.
– В команде два легионера – доигровщица Бетания де ла Крус и диагональная Саманта Фабрис. Расскажите о них.
– Бетания очень опытный игрок. Когда мы рассматривали кандидатуру, в первую очередь обращали внимание на опыт выступления на самом высоком международном уровне. Она игрок национальной сборной Доминиканской Республики. Выступала за ведущие клубы Европы. Плюс адаптирована к реалиям России – провела сезон‑2016/17 в команде «Динамо» (Москва), уже представляла себе, что такое наш чемпионат. Исходя из этого, мы и сделали выбор. Бетти – боец, у нее характер победителя. Ее вклад в победу в нынешнем сезоне огромный. Она передает команде свою уверенность – это видно и по ее глазам, и по поведению, и подтверждается уровнем игры. Саманта (Сэм) также игрок самого высокого уровня. Я заметил ее еще два года назад, когда мы в Лиге чемпионов встречались с итальянской командой «Имоко Воллей» из Конельяно. После они играли в финале Лиги чемпионов. Этот игрок мне понравился своим характерным быстрым и мощным исполнением атак. И как только появилась возможность пригласить её в наш клуб, я за эту идею тут же уцепился. Сэм веселая, общительная, в команду влилась без проблем. У Бетти, возможно, было меньше общения. Но обе они однозначно большие мастера, профессионалы. Молодежь должна учиться их отношению к своему делу.
– А как у них дела с русским языком?
– Саманта хорошо понимает по-русски. С Бетанией мы говорим в основном на английском, иногда Сэм помогает с переводом. Но повторю, Бетти настолько опытный игрок, что две-три фразы – и она все прекрасно поняла.
– Вы знакомы с прозвищами всех девочек?
– Сомневаюсь. (Смеется.) Я знаю, как мы общаемся на площадке. Если это соответствует их прозвищам, или, как сейчас говорят, никам, то, наверное, знаком. Долгое проговаривание имен и фамилий для меня неудобно, поэтому используем какой-то сокращенный вариант.
– Как Бетти и Сэм. А можете еще привести примеры.
– Например, Заря. Это Ира Заряжко, несмотря на то что сейчас она Королева. Женя Старцева – Жечка или Джоник. (Смеется.)
Самоизоляция – особый режим
– Сейчас девочки разъехались? Я имею в виду и легионеров, и тех, кто живет в других городах.
– Да, мы приняли решение достаточно рано для того, чтобы все наши игроки успели добраться до дома. Там они будут находиться в самоизоляции столько, сколько потребуется, пока не улучшится эпидемиологическая обстановка.
– «Домашнее задание» девочки получили?
– Естественно, у каждой – индивидуальная программа занятий. Ее готовят тренеры по физподготовке. Она учитывает физические особенности, а также определенные моменты профилактики и реабилитации.
– Поскольку чемпионат РПЛ пока поставлен на паузу, нашим футболистам необходимо поддерживать хорошую форму. Они сидят по домам и занимаются в Zoom с тренером по физподготовке. Вы такой вариант не рассматривали?
– То есть по видеоконференции? Пока нет. Единственное, что у нас может быть – короткие видео, которые выкладываются в общий командный чат. Но в некоторых случаях, когда требуется контроль за реабилитацией, подход индивидуальный и более пристальное внимание.
– Предположим, что самоизоляция продлится больше месяца. Это станет проблемой?
– Безусловно, станет.
– Но ведь в межсезонье итак предусмотрен отдых.
– Не совсем так. У нас много игроков задействовано в национальных сборных – в основной, в молодежной, по всем возрастам. То есть у них должны были состояться свои турниры и подготовка к этим турнирам. Хотя кто-то действительно находился бы на отдыхе. Но даже в отпуске каждому игроку дается индивидуальная программа физической и функциональной подготовки. Когда девочки приезжают в расположение команды, мы проводим тестирование и выявляем, в каких моментах нужно усилить работу, и они продолжают тренироваться в соответствии со скорректированной программой. В любом случае, и это наблюдение уже не первого года, где-то 2–2,5 месяца требуется, чтобы игрок пришел в форму. Однако нужно учитывать: самоизоляция – особый режим. Здесь обычная практика не работает. Нет возможности полноценно выполнять индивидуальную программу, так как нельзя посещать тренажерные залы, заниматься пробежками и другими видами функциональной работы.
Полезно посмотреть на спортивные эмоции со стороны
– Как вы смотрите на то, что некоторые девочки играют также в пляжный волейбол?
– Выступать профессионально в пляжном волейболе, имея контракт с командой, для игроков невозможно, а просто играть – хорошая нагрузка, которая полезна в тренировочном процессе.
– Есть мнение, что чередование разного покрытия не очень хорошо сказывается на суставах.
– Я говорил как раз таки о том, что они могут играть в пляжный волейбол в период отдыха. Но и во время тренировочного процесса в определенных целях, например для укрепления связочного аппарата голеностопа, мы выходим на песок. Это нормальная практика. Девочкам не нужно ставить на песке рекорды, нагрузка у них небольшая. Но если есть какие-то индивидуальные особенности, их обязательно нужно учитывать.
– Команда ходит на игры других казанских клубов?
– Сложно сказать, я за этим не слежу. В большей степени тут инициатива девочек. Когда-то была практика: мы приводили всю команду на хоккейные матчи, обычно во время плей-офф. Еще, помню, ходили на интересные игры «Рубина». Делалось это, чтобы игроки отвлеклись от монотонной работы, встряхнулись, посмотрели на спортивные эмоции со стороны. Кто из них лично что предпочитает, за кого болеет, честно говоря, не знаю. А ближе всего мы общаемся, конечно, с нашим волейбольным «Зенитом», тренируемся в одном зале. Когда у нас есть возможность, внимательно следим за их играми, а они – за нашими.
– Как вы думаете, есть ли у тренера лимит работы в одной команде?
– Перед нами пример «Уралочки» и Николая Васильевича Карполя, который больше 50 лет возглавляет эту команду. И работает не просто плодотворно, а совершенно потрясающе. Он один из столпов российского волейбола. Я бы так ответил на ваш вопрос.
– Видите ли вы одной из задач воспитывать рядом с собой тренеров?
– Безусловно, я бы хотел, чтобы находящиеся рядом со мной помощники и ассистенты росли профессионально. Квалифицированные специалисты нужны прежде всего клубу, но, если кто-то станет тренером другой команды хорошего уровня, это тоже будет здорово.
Ресурс, который мы надеемся использовать в дальнейшем
– В клубе выстроена отличная система: приток игроков в основную команду идет и из УОР, и из школы Гамовой. Расскажите немного, как работает эта структура, как набирают воспитанников в школу Гамовой и в УОР.
– Школа Гамовой – проект, организованный несколько лет назад. Это команда девочек 2002 года рождения, которая является национальной сборной по своему возрасту. Реализация проекта стала возможна благодаря Рустаму Нургалиевичу Минниханову и Асгату Ахметовичу Сафарову, а также руководству Всероссийской федерации волейбола. Кроме того, у нас есть «Динамо-Казань-УОР», это команда молодежной лиги. В ней собраны игроки разного возраста, между ними может быть до пяти лет разницы. Команда формируется так: молодые перспективные девочки, требующие ещё только тренировочного процесса, плюс девчонки, которые уже имеют опыт выступления за команду молодежной лиги. То есть некая «солянка».
– Но вашим ресурсом служат обе команды?
– Да, я просто объяснил разницу между ними. Важно понимать, что школа Гамовой – недавний проект и в большей степени национальная сборная России своего возраста. Там все определено достаточно четко. Что касается УОР, здесь мы уже подбираем игроков методом селекции – специалист ездит, смотрит… То есть разные позиции. Но вы правы, обе команды входят в структуру клуба. Это тот ресурс, который мы надеемся использовать в дальнейшем, а кто-то уже сегодня появился в основной команде.
– Если школа Гамовой создавалась как базовая команда молодежной сборной, почему мы сейчас в составе основной сборной видим, что казанских игроков не больше, чем игроков других клубов?
– Еще рано, девочки еще молодые, они по возрасту не доросли до уровня национальной команды, попадут в состав только через два-три года. Кто именно или сколько их там будет, говорить преждевременно. Все будет зависеть от усердия и мотивации каждой из них.
– Участие самой Екатерины в чем проявляется в данный момент?
– Она очень плотно работает с этой командой как национальной сборной. Получается, весь период чемпионата, с октября по апрель, девочки выступают в чемпионате России, в высшей лиге. Остальное время – в международных турнирах. Катюша вместе с главным тренером Светланой Михайловной Сафроновой в тренерском штабе этой сборной. В прошлом году она стала мамой, с чем хотелось бы ее отдельно поздравить, и в работе был некоторый перерыв. Сейчас, насколько я знаю, она уже вернулась.
Легионеры должны привыкнуть к нашим условиям
– Кто главный противник клуба на международной арене?
– Клубы Италии и Турции.
– Почему именно они?
– В двух этих странах сильные чемпионаты. Там собрано достаточно большое количество лучших игроков со всего мира. К тому же Италия и Турция – это не Россия, командам не приходится летать. У нас Сахалин, Калининград, Екатеринбург, Челябинск, Краснодар… Масса перелетов и масса затраченного на них времени. Я подсчитал: если сравнить с клубами Италии и Турции, в прошлом сезоне из-за транспортной логистики мы потеряли 22–24 тренировочных дня. А итальянский клуб поехал из Милана в Монцу, сыграл и вечером вернулся обратно. В Турции вообще основные команды сосредоточены в Стамбуле, все они играют в двух-трех залах, только в разное время. Выходит, они имеют преимущество на подготовку в 24 календарных дня. Легионеры, приходящие в российский чемпионат, должны привыкнуть к нашим условиям, а это очень тяжело. Дальние перелеты, отсутствие физической подготовки, потому что на нее просто нет времени, и постоянная практика. В наших реалиях нужно уметь выживать. (Смеется.) Кто-то к этому адаптируется, кто-то нет. Это на самом деле очень важный вопрос при подборе легионеров.
– В следующем году клуб будет выступать в Лиге чемпионов. Планируется ли усиление состава?
– У нас на 90% сохраняется состав этого года. Некоторые замены, возможно, будут. Пока это предмет обсуждений, и я не могу в данный момент сказать конкретнее. Но основа останется, молодые игроки останутся. Кого-то мы отправим в аренду, чтобы они получали опыт именно на игровой площадке.
Волейбол должен развиваться на высоком уровне в каждом регионе
– Мы сегодня наблюдаем, как в КХЛ и РПЛ некоторые клубы уже заявляют, что спускаются в лигу ниже или вообще прекращают свои выступления. Как вы считаете, в волейболе такая ситуация возможна? Или это не настолько затратный вид спорта?
– Вполне возможно. Любой профессиональный вид спорта зависит от экономики.
– Если это вдруг произойдет, как скажется на чемпионате?
– Формат чемпионата можно подстроить под любое количество команд, 10, 12, 14… Я предполагаю, что перенос Олимпиады на 2021 год будет как раз таки определять, как у нас пройдет чемпионат. Вполне вероятно, так же усеченно, как в этом году. То есть возникнет вопрос о подготовке к Олимпийским играм национальной сборной. Потеря какой-либо команды скажется не так сильно на чемпионате, как на конкретных людях и развитии нашего вида спорта в стране. Волейбол должен развиваться на высоком уровне в каждом регионе. К этому нужно идти, прикладывать усилия. Через профессиональные команды Суперлиги, молодежной лиги и т. д. Это проблема подготовки резерва и в целом российского спорта. Насколько сейчас, в данной экономической ситуации, компании-спонсоры будут готовы к вливаниям в профессиональный, детский спорт, какие у них будут для этого возможности – большой вопрос.
– Получается, что и детский спорт может пострадать?
– Безусловно.
– Есть ли какой-то запас прочности у клуба «Динамо-Казань»?
– Это вопрос, скорее, к руководству клуба, к тем, кто общается с нашими спонсорами. Будем надеяться, что все будет хорошо.
Карполь – актёр в театре, созданном им самим
– Теперь поговорим немного о вас. Почему завершив карьеру спортсмена, вы стали работать с женскими, а не с мужскими командами?
– Я еще играл и заканчивать не собирался. Мы с супругой выступали за сборные Казахстана. Но время было непростое, а предложение, которое поступило, удовлетворяло нас обоих: переезд в Россию, в Липецк, работа в женской волейбольной команде. Людмилу приглашали, естественно, в качестве игрока, меня – помощником тренера.
– То есть выбора у вас не было?
– Думаю, что нет. Вернее, был – разъехаться по разным клубам, но для нас было важно остаться вместе. С женским волейболом я до этого встречался только как зритель, но проработав четыре года помощником тренера, приобрел кое-какой опыт. Хотя сейчас понимаю, что это было ни о чем. (Смеется.) Тем не менее в сезоне‑2000/01 я стал исполняющим обязанности главного тренера в Липецком «Стиноле».
– А как вы попали в «Уралочку»?
– Позвал Николай Васильевич Карполь. Первый раз в 2003 году. Но на тот момент у меня были обязательства перед липецким клубом. Я отказался, сказав, что готов вернуться к этому вопросу через год. И когда он снова мне предложил войти в его тренерский штаб, перешел в «Уралочку».
– Расскажите о Карполе, какой он? Со стороны иногда выглядит настоящим тираном.
– Тираном? Ну, это больше театр, он и сам об этом говорит. А вообще Карполь – глыба, не только нашего, российского, но и мирового волейбола. Таких людей уже в принципе не осталось. Глядя на него, понимаешь, что достичь подобных высот практически нереально. Это сплав знания психологии, мудрости, не только волейбольной, а именно житейской, и невероятной энергии. Когда Николай Васильевич заходит в зал, этот сгусток энергии, образно говоря, отбрасывает тебя на стену.
– То есть это прямо ощущается энергетически?
– Именно ощущается. При этом, повторю, он психолог, тонко чувствующий людей, и большой актер в театре, созданном им самим. Плюс глубочайшее знание всех аспектов волейбола. Я очень рад и благодарен судьбе, что мне выпала возможность работать рядом с ним. Это для меня огромная школа.
– Сейчас вы с ним общаетесь?
– Конечно. Обязательно!
– А бывает так, что он дает какие-то советы?
– Бывает и часто. Чему я очень рад.
Я был готов к более высоким задачам
– В одном из интервью вы рассказывали, что когда вас приглашали в «Динамо-Казань», сказали, что проект интересный, но пока ничего не понятно. А ответ надо дать немедленно. То есть для вас это была некая авантюра?
– Не совсем так. Мне сказали, что клуб очень амбициозный и перспективный. В тот момент я работал главным тренером в липецком «Индезите» («Стинол» в 2008 году был переименован в «Индезит». – Прим. ред.), и для меня это был вызов. Поэтому сомнений не возникло, я был готов поменять клуб, чтобы решать более высокие задачи.
– У вас уже есть опыт работы в молодежной и юниорской сборной страны. Нет мысли возглавить национальную команду?
– Несколько раз была такая возможность, но, к сожалению, не получилось, по моим личным причинам. Это серьезная работа. И надо понимать: приходя на нее, ты должен полностью осознавать ответственность перед игроками, руководством, федерацией, перед всеми болельщиками, что совсем непросто. Но могу сказать, мне это интересно и где-то в глубине такое желание осталось. Поживем – увидим.
– Сейчас сборная уже завоевала путевку на Олимпийские игры. Как бы вы оценили ее шансы?
– Тяжелый вопрос. Я думаю, сейчас после смены главного тренера, нужно некоторое время – посмотреть, как будет развиваться с ним команда. С приходом Серджио Бузато появились иные перспективы.
– А вы с Бузато знакомы?
– Да, конечно. Мне импонирует, например, то, что он ввел некоторые новые методы работы.
– На ваш взгляд, перенос Игр дает дополнительные надежды на хорошее выступление?
– Перенос Игр для нашей команды – однозначно плюс. Появилось больше времени на подготовку и в целом понимание, как будет происходить работа в сборной. То есть мы в данной ситуации точно ничего не теряем.
Источник — сайт ЖВК «Динамо-Казань»

Поделитесь волейболом!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *