Екатерина Енина: «Здоровая конкуренция в команде пойдет на пользу всем нам»

Поделитесь волейболом!

Новичок московского «Динамо» центральная блокирующая Екатерина Енина в интервью пресс-службе клуба рассказала о любимых местах в Москве, об увлечении искусством и своем любвеобильном добермане Торе.

— Катя, как дела, как твое настроение?

— Все прекрасно! Работаем потихонечку, набираем форму.

— В каком режиме занимается команда?

— Сейчас занимаемся «физикой», перешли к более тяжелым тренировкам с весами. Также работаем над взаимодействием на площадке, набираем волейбольную форму, работаем по всем фронтам.

— Как прошел твой отпуск?

— Мой муж из Казани, поэтому отпуск провели на два города — то в моем родном Челябинске были, то в Казани. Ближе к сбору приехали в Москву, сдали тест на коронавирус и вперед в бой, на тренировки.

— Как тебя приняли в команде?

— Все здорово, в команде все друг с другом хорошо общаются. Если что-то не получается или новички пока не понимают каких-то нюансов упражнений, девчонки подсказывают, помогают.

— Как восприняла интерес «Динамо» к тебе?

— Очень рада, что «Динамо» заинтересовалось мной. Для меня в любом случае это прогресс и рост. Получается, что с каждым новым клубом я перехожу в более прогрессивную команду. «Протон», «Уралочка», теперь московское «Динамо». Это показатель того, что я расту и еще есть куда расти. Я рада, что такое предложение появилось. Постараюсь не разочаровать клуб, который поверил в меня на данном этапе.

— В «Динамо» подобралась мощная линия блокирующих, согласна?

— Все четыре блокирующих примерно одного уровня, а здоровая конкуренция будет только на пользу нашей команде. Все мы друг друга подстегиваем, заставляя проявлять себя с лучшей стороны. На тренировках у нас два равноценных состава, которые могут наигрывать друг друга и взаимозаменять при необходимости. Я очень рада, что нас в команде четверо. Например, в моем прошлом клубе было две опытные блокирующие и две молодые, которые были значительно ниже по своему уровню.

— Как оценишь расширение суперлиги до 14 клубов?

— В любом случае это хорошо для болельщиков, больше домашних игр, больше шансов увидеть любимую команду в деле. Команды получат больше практики. Но в связи с текущей ситуацией с коронавирусом не знаю, хорошо это или нет. Поначалу игры наверняка будут без зрителей, максимум перелетов и велика вероятность заразиться или подхватить какие-то болячки во время перелетов.

— Ты сама как относишься к ситуации с коронавирусом? Страшно или спокойно воспринимаешь?

— Двоякое отношение. Людям рассказывают одно, а на деле происходит другое. Число заболевших по-прежнему держится на определенном уровне. При этом почему-то люди сейчас уже наплевательски относятся к мерам безопасности. Например, в метро очень большое скопление людей, и почти все в метро сейчас без масок и перчаток. И когда ты сам в перчатках и маске сейчас, на тебя смотрят как на ненормального. А ты думаешь: «кто из нас еще глупец в этой ситуации». На нас, спортсменах, есть ответственность еще и перед клубом, перед своими коллегами по команде. Мы должны заботиться не только о себе, но и своей команде.

— Недавно «Динамо» получило право сыграть в Лиге чемпионов. Порадовала эта новость?

— Когда я переходила в «Динамо», были сообщения, что не будет ни Лиги чемпионов, никаких еврокубков из-за пандемии. Сейчас я, конечно, очень рада, что мы попали в Лигу чемпионов. На групповом этапе многое будет зависеть от состава группы, в которую мы попадем. В любом случае мы будем биться и стараться пройти как можно дальше. Легко не будет, так как европейский волейбол сильно отличается от российского, как бы мы ни хвалили себя. В чемпионате России обычно играют в высокий силовой волейбол, а многие другие европейские страны играют в более скоростной волейбол, где надо быть готовым ко всему.

— Аня Климец, когда рассказывала о ваших прогулках по Москве, говорила, что из тебя мог бы получиться хороший экскурсовод. Согласна?

— Приятно такое сравнение. Я люблю много гулять, узнавать новое, люблю архитектуру, музеи, исторические факты. Например, в Москве в центре дизайна Artplay проходят мультимедийные выставки картин да Винчи, Дали, Моне, Мунка с аудиосопровождением. Все это очень интересно показано, ты прямо погружаешься в атмосферу картин. Такое нестандартное воспроизведение искусства. В этом плане я тоже очень рада, что переехала в Москву. Здесь изобилие всего. Хочешь прогулки по крышам — поехали. Музей истории Москвы — пожалуйста. Выставка-бункер — вперед. Очень советую, кстати, эту выставку.

— А что за бункер?

— Это «Бункер-42» на Таганке, бывшее бомбоубежище на глубине 65 метров под землей. Это одно из рассекреченных убежищ, очень интересно там. Единственный минус — лифта нет, ты своими ножками опускаешься на эту глубину. Последний раз я была там в позапрошлом году, но до сих пор воспоминания свежи.

— Твои любимые места в Москве?

— ВДНХ, потому что там очень много всего интересного. И музей космонавтики, и павильоны разных народов. Почти все парки люблю. Парк искусств Музеон — это моя любовь и мечта. Третьяковку тоже люблю.

— Часто там бывала?

— Да! Плюс там замечательная лавка художника.

— Ты же хорошо рисуешь?

— Да, я занималась в художке, но не закончила ее, к сожалению.

— В детстве ты ведь могла оказаться в баскетболе, а не волейболе?

— Могла. Меня показали маминому тренеру, а мама занималась баскетболом. Но тренер сказал: «Её зашибут в баскетболе, этот вид спорта не ваш». И затем отвели меня на волейбол. Вообще в детстве мне не очень нравился баскетбол. В волейбол завлекали детей пионерболом, развивающими играми с мячом. Ребенку очень весело и интересно. Но затем на занятиях волейболом начинается матчасть, когда нужно уже пахать, нарабатывать физику, технику. И на этапе матчасти очень много детей отсеивается.

Я рада, что осталась в волейболе. Волейбол помимо всего прочего дает возможность повидать мир — и нашу страну узнать лучше и другие страны повидать. Половина моих сверстников из Челябинска не имеют возможности увидеть, что бывает за пределами России. Если бы мне в семь лет сказали, что через десять лет я полечу на Сахалин, я бы сказала: «Где Сахалин, а где я, вы что?»

— В начале карьеры ты выступала с яркими дредами. Эта прическа уже в прошлом?

— Я бы с радостью вернулась к дредам, но сейчас гораздо сложнее следить за ними, нужно гораздо больше времени. Плюс технологии причесок сильно изменились, и теперь это не такая стойкая прическа, как тогда, когда я делала её последний раз. Для меня это самая удобная прическа, которая была у меня за спортивную карьеру. Посушил волосы, замотал в какую-то гульку и занимаешься своими делами. Никаких заморочек с укладкой.

— А прыгать не мешали дреды?

— Первое время было сложно, потому что они тяжелее, чем обычная прическа, но потом привыкаешь. Сложность в том, что постоянно нужно делать коррекцию этой прически. Минимум раз в два месяца надо ходить к мастеру перезаплетать дреды, а это минимум четыре часа. С нашим графиком это не очень удобно, поэтому мне пришлось отказаться от этой замечательной прически.

— У тебя немало татуировок. И некоторые созданы по твоим рисункам, верно?

— Да, мы с моим замечательным мастером вместе собирали «рукав» — что-то рисовал он, что-то приносила я. И в итоге это переросло в огромное совместное художество на моей руке.

— Учитывая, что ты сама умеешь рисовать, нет мыслей стать тату-мастером в будущем?

— Пока не попробуешь, не узнаешь. Но на самом деле я бы хотела попробовать, это очень интересная и приятная работа. Сейчас татуировки получили большое развитие в нашей стране. Раньше на человека с татуировками навешивали различные социальные ярлыки. Сейчас это воспринимается более позитивно, меня это несказанно радует.

— Расскажи про своего добермана, какой у него характер?

— У нас коричневый доберман, зовут его Тор. Он очень спокойный, любвеобильный, очень любит детей. У него еще есть эта детская взбалмошность, ему год и три месяца. Тор еще не отошел от щенячества, но по габаритам это уже взрослая собака. Ему сложно дружить с собаками других пород, потому что он кажется им огромным. А он же воспринимает других собак как себя, тоже хочет играть с ними. Тор очень любит гостей, которые приходят к нам домой. Всегда встречает их на пороге, готов прыгать, облизывать их, играться. Он всегда борется за внимание гостей. Если кто-то пришел и сидит в телефоне, он добьется, чтобы гость переключился на него.

Таня Романова боится больших собак, но с Тором она переборола свой страх. Когда Таня пришла знакомиться с Тором, он лояльно относился к ней. «Ну, раз не хочет гладить, ладно, не буду настаивать» и подходил к Ане Климец, которая тискала его.

— Говорят, собаки похожи по характеру на своих хозяев. Это правда?

— Да, Тор такой же активный, как и мы с мужем. Готов выходить на пробежки вместе с нами. Но не любит жару. Несмотря на то, что он короткошерстный, ему прямо очень тяжело. Чуть что он не хочет никуда идти, «несите меня на руках!», а он весит 35 килограммов. Когда он был маленьким и уставал, запросто брали его на руки. Сейчас уже сложно.

— Когда гуляешь с доберманом, люди на улице не пугаются его?

— В Москве — нет. Собака и собака, не трогает и ладно. Он всегда на поводке, в наморднике. Тор у нас послушный, обучен. Без влияния извне он не побежит на человека, если только не сказать ему «привет, мой хороший!». Тогда он радостно побежит обниматься (смеется).

Источник — сайт ЖВК «Динамо» (Москва)


Поделитесь волейболом!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *